Что такое Атлас?История созданияО проекте Карта сайта Карта сайта Напишите нам
Том 1. Общая характеристика территории Том 2. Природа и экология Том 3. Население и экономика Том 4. История и Культура

История картографирования территории России

Русь в IX - первой половине XV вв. » Картографирование территории

Известный русский историк и географ В. Н. Татищев в своем “Предложении о сочинении истории и географии Российской”, направленном в Академию наук, четко определил взаимоотношение между этими двумя науками в следующих словах: “Гистория же всякая, хотя действа и времена от слов имеет нам ясно представить; но где, в каком положении или расстоянии что учинилось, какие природные препятствия к способности тем действам были, також где который народ прежде жил и ныне живет, как древние городы ныне именуются и куда перенесены, оное география и сочиненные ландкарты нам изъясняют: и тако гистория или деесказания и летопись без землеописания (географии) совершенного удовольствия к знанию нам подать не могут”.

Это высказывание ярко характеризует важную роль географических карт - главного языка географии. Язык этот, как средство выражения представлений людей об окружающей их географической среде и передачи пространственной информации, является более древним, нежели любая форма письменности. Известны наскальные картографические изображения, относящиеся к бронзовому веку. Простейшими картографическими рисунками широко пользовались народности Америки, Северо-Восточной Азии и Океании, которые к моменту их открытия европейцами находились на уровне первобытнообщинного строя и не знали письменности. При всем многообразии форм древних картографических изображений, зависевшем от культурно-исторических особенностей этносов, в рамках которых они развивались, эти изображения должны были решать по меньшей мере четыре главные задачи:

1. Ориентирование на местности и отображение естественных и искусственных путей сообщения.

2. Локализация и изображение пределов частных территориальных владений, а позднее - границ племенных объединений и древних государственных образований.

3. Картографическое отображение крепостных сооружений и урбанизированных территорий (поселений различного типа).

4. Изучение и картографическое представление (иногда - картографическая декларация) территорий государств в целом.

С глубокой древности развивалась также общая (концептуальная) картография, составляющая неотъемлемую часть космографии и познания мира и являющаяся отражением представлений об ойкумене и месте в ней соответствующей народности или государства.

В условиях древнерусского государства указанные четыре направления практической картографии развивались с самого своего возникновения относительно независимо. В процессе становления каждое из них по-своему способствовало формированию характерных приемов и навыков, сложивших отечественную картографическую традицию создания самобытных географических чертежей.

Для развития государства, раскинувшегося на обширных лесных пространствах, испещренных многочисленными реками, жизненно необходимы были знания о его территории. В замечательном памятнике древнерусского летописания - “Повести временных лет” (около 1113 г.) - мы находим прямые свидетельства существования таких географических знаний у автора, обладавшего, судя по тексту летописи, достаточно четкими представлениями о размещении древнерусских земель. Обширные географические сведения о соседних княжествах и зарубежных странах собирались в этот период на Руси в виде маршрутных описаний и дорожников в повествованиях о хождениях христианских паломников в Святую Землю. В этих текстах имеются сведения о расстояниях по маршрутам как в днях пути, так и в мерах длины - верстах. Следует заметить, что из всех древнерусских мер наиболее определенными были именно меры длины. Основная из них - сажень означала первоначально захват руками, то, что можно достать, досягнуть. Дорожники создавались в нашей стране издревле: сохранился итинерарий по Палестине игумена Даниила, составленный около 1107 г.

Наличие дорожников и обширных сведений о соседних территориях и странах являлось одним из свидетельств изначальной высокой подвижности наших предков в период формирования русской нации в процессе смешения коренных финно-угорских племен охотников и рыболовов с пришлыми земледельцами-славянами, осложненного в период образования государства значительным включением представителей Скандинавии воинственных путешественников - варягов. Во времена Киевской Руси земледелие становится превалирующим видом хозяйственной деятельности. Охрана интересов формировавшегося феодального землевладения требовала четкого определения и обозначения на местности границ частных земельных участков. Уже в “Уставе Володимерь Всеволодича” (Мономаха) (XII в.) говорится о межах, ограничивающих земельные или иные частные владения (бортные угодья, хозяйственные подворья и т. п.), и межевых признаках (знаках) для фиксации их на местности, а также наказаниях за их разрушение: “Аже разменаеть борт, то 12 гривен. Аже межу претнеть бортьную, или ролейную разореть, или дворную тыном перегородить межю, то двенадцать гривень продаже”.

Из приведенного отрывка видно, что обрабатываемые поля и другие хозяйственные угодья в XII в. имели вполне определенные границы, ограждавшиеся тыном или обозначавшиеся заметными местными предметами (дуб знаменьный, отдельные камни и т. п.) Таким образом, измерение, оценка, разделение и графическое отображение земельных площадей к этому периоду приобретает первостепенное значение. Определение их площадей стимулировало развитие линейных измерений с использованием элементарных инструментов - мерных веревок (вервей) - и рисунков-чертежей с приблизительным отображением взаимного расположения элементов ландшафта и обрабатываемых земель. Именно к этому направлению относятся наиболее ранние памятники русской картографии, например, Камень Степана, который, по мнению археологов, служил в XII в. межевым знаком на границе земельных владений в Тверской земле. На камне выгравирована геометрическая фигура, которая, возможно, является планом межеванного поля, принадлежавшего Степану, оставившему свое имя на плане. К сожалению, вряд ли когда-нибудь удастся с неопровержимой убедительностью доказать обоснованность такой трактовки этого изображения, но, если она верна, то гравюра на Камне Степана является самым древним известным науке русским картографическим изображением.

Еще одно направление старинной русской картографии возникло из необходимости описания и изображения в плане крепостей, городов и специальных линий обороны (засечных черт), состоявших из искусственных лесных завалов, земляных валов и укреплений, строившихся в Южной Руси в XIII-XVI вв. Сооружение таких построек требовало еще более детальных и точных измерений на местности, чем при определении границ земельных владений. Составлявшиеся при этом планы сооружений часто представляли собой сочетание планового и фронтального изображения стен зданий и оборонительных сооружений, а также элементов ландшафта. Это направление картографии было тесно связано с развитием строительных чертежей, и, возможно, именно поэтому в его становлении могли играть определенную роль греческие и итальянские архитекторы, художники и строители, активно привлекавшиеся тогда в основные русские города. Вполне вероятно, что здесь существует генетическая связь русских картографических традиций с картографией Древнего Рима и Византии.

Уже на карте мира Г. Майницкого 1100 г. можно найти название Russia севернее устья реки Дунай. На Эбсторфской карте мира 1235 г. нанесено 14 географических названий, относящихся к территории Руси.

 


© 2008-2009 ФГУП "Госгисцентр"
125413, Москва, ул. Онежская, 26, тел: +7(495)456-91-42
Бесплатные объявления России